Об одной женской судьбе

26.08.2015

Как разглядеть за  днями след нечеткий?

Хочу приблизить этот след…

На батарее были сплошь девчонки

А старшей было 18 лет.

Р.Рождественский

Чудесный человек находится на реабилитации в медицинском центре комплекса Дома Милосердия — Валентина Павловна Чудаева. Ей девяносто один год. Она известна в Беларуси не меньше прославленных актрис, но ее знают не по красивой игре, а по сильному духу, хотя с ее внешностью можно и сейчас сниматься в кино. Зато жизнь Валентины Павловны легла в основу фильма Виктора Дашука, спектакля Анатолия Эфроса, вошла в книгу Светланы Алексеевич «У войны неженское лицо». Ей посвящали  стихи поэты, среди них – Роберт Рождественский.  

Она проходит курс лечения, а двери ее палаты не закрываются… То врач, то любопытствующие. Каждому, кто знает, что она здесь, интересно поговорить с женщиной-легендой и увидеть ее собственными глазами.

Поэтому у Валентины Павловны всегда с собой вырезки из газет со статьями о ней и фотографии. Ведь вспоминать о войне больно до сих пор. В Великую Отечественную войну она служила командиром орудийного расчета зенитной артиллерии, воевала в эпицентре смерти и кровавого ужаса. Родом из Сибири, она освобождала Минск. Именно Беларусь стала второй родиной для этой отчаянно смелой женщины.

В 1941 году, оканчивая школу, Валентина мечтала стать актрисой. Но ее мечта длилась ровно один день. Последний школьный звонок ребята отмечали на острове реки Обь. Вернулись в родное село 22 июня – и не могли поверить своим ушам… Казалось невозможным, что немцы вторглись на Родину, все говорили, что ненадолго, что наши мигом отобьют.

 Одна за другой стали приходить похоронки. Ушел на фронт отец Валентины – герой гражданской войны, кавалер ордена Красного Знамени. Во время революции он командовал бронепоездом, действовавшим против мятежа чехословацкого корпуса, помешал Колчаку вывезти эшелон с золотом из России. У него остались следы от девятнадцати ранений на теле. Но даже застарелый туберкулез и немолодой возраст не стали препятствием снова подняться на защиту Родины. Чтобы его призвали в армию, ему пришлось упорно настаивать.

Примеру отца последовала дочь, она не могла поступить иначе. Хрупкая девчонка, которая после смерти матери не ходила до пяти лет, ушла воевать. Силы взялись неведомо откуда.

Сначала была связисткой в зенитной части. После смерти отца – командиром зенитного расчета, чтобы мстить за смерть единственного в её жизни родного человека. «Без ненависти стрелять невозможно, это ведь не охота», — слова из книги Светланы Алексиевич. В походной сумке Валентины до самого последнего дня войны лежали похоронка отца и статья Ильи Эренбурга с призывом сражаться до последнего вздоха.

Молодая девчонка перенесла ранение в спину, отморозила в сугробе ноги. Грозила ампутация. Валентина от страха быть всем обузой даже надумала покончить с жизнью. Слава Богу, что санитарка заметила и всю ночь просидела рядом с отчаянной.

Молодой врач пожалел юную красоту и рискнул применить новое по тем временам лечение. Обошлось без ампутации. Валентина пережила второй рождение, заново научилась ходить. А после госпиталя – сразу в часть — к орудию.

Победу зенитчица встретила в Восточной Пруссии. «Война кончилась! Война кончилась!». Все начали стрелять, кто из чего, у кого что было: автомат, пистолет... Из орудий стреляли... Один слезы вытирает, второй пляшет: «Я — живой. Я — живой!». Третий упал на землю и обнимает, обнимает песок, камни», — вспоминает Валентина Павловна в рассказе «Телефонная трубка не стреляет».

Валентина Павловна удивительной силы человек. Красива, опрятна, ее глаза искрятся радостью и незатухающим интересом к жизни. Бойкая и энергичная, несмотря на годы. Щедрая на все: на пироги и внимание. Хотя если быть предельно внимательным, в ней можно разглядеть тень печального одиночества. Сделать это непросто, ведь Валентина еще в детстве научилась не плакать.

Белые убили мать, а девочке не было и года. Несладкое детство с мачехой. Горячо любимый отец погиб. Когда война кончилась, Валентина поняла, что отец больше не с ней… Он ушел вместе с войной.

Открылась широкая, но неведомая и непривычная дорога в мирную жизнь. Все, кто воевал, учились заново жить.  

Молодые девушки, прошедшие войну, долго еще молчали о своих заслугах. Тридцать лет скрывали, что они фронтовички. Не говорили о ранениях, а то кто на работу и замуж возьмет?..

Наверное, личное счастье улыбнулось Валентине Павловне, когда она вышла замуж и родила дочь. С какой нежностью Валентина Павловна говорит о внуках! И как скучает по семье. Дочь вышла замуж,  уехала в Италию. Муж почти сразу после ее отъезда умер. Уже больше двадцати лет Валентина Павловна одна.

И хотя двери ее  палаты не закрываются, только редкие встречи согревают душу и не тревожат память, а вместе с ней и раны.

Такой встречей Валентина Павловна считает для себя знакомство с настоятелем Всехсвятского прихода, протоиереем Федором Повным. Отец Федор каждый раз навещает Валентину Павловну, когда она ложится в Дом Милосердия на лечение.

— Вчера пришел отец Федор, он вселил в меня надежду. Батюшка уделил столько внимания! Ведь он искренне желал, чтобы я вернулась домой на своих ногах. Сама понимаю, что болезни многие неизлечимы. Отец Федор как будто перешагивает через все невозможное, вдохновляет и несет нам благо Божие. Слово Божие дороже всяких бриллиантов. И я подумала: нет, еще рано туда.

Меня лечат и врачи, и колокольный звон по утрам. Я выхожу на балкон и смотрю на крест. И думаю: Иисус Христос, спаси мир, как больно, что у границы нашей страны идет война, умирают дети.  Когда мы в 45-м узнали о Победе, нам казалось, что никогда уже не будет войны.

По субботам и воскресеньям здесь слышны детские голоса, как птичий щебет. А если бы не ветераны, то не было бы этого всего. Спасибо, что отец Федор уделяет столько внимания и оказывает столько почета ветеранам.

Верочка, Катенька - так ласково Валентина Павловна называет медицинских сестер. Доброе отношение Валентина Павловна ценит превыше  всего. Человечным быть очень трудно и не каждому дано, говорит она. — Посмотрите, один приходит в храм и преображается, а другой выходит – и остается таким же грубым, без любви и радости.

Я слушаю эту удивительную женщину и думаю, как же это получилось, что дочь революционера, воспитанная эпохой коммунизма так проникновенно говорит о Боге. Валентина Павловна как будто прочла мою мысль и сама рассказала. Будучи еще ребенком лет десяти-двенадцати она села на колени отцу и доверчиво спросила: «Говорят, что есть Христос, Бог. Ты видел его? Это правда?» На что ей отец ответил: «Деточка, что Христос есть, я знаю, а что я его не видел – это правда». И больше ни слова. Потом она ушла на фронт. Первые бомбежки, первые смерти, первые слезы. И Валентина решила: «Буду молиться. Выучу «Отче наш». Никто не будет знать и видеть».

— Да, тогда создавали новый мир. Они думали, что церкви разрушат, веру разрушат. Им не удалось. Не надо трогать веру, надо беречь святыни. Святыня – это наше будущее. Это наша земля, которая пропитана кровью борцов, это наши дети.  

В заключение беседы, Валентина Павловна сказала: «Когда мы были на  войне в крови и страхе, то думали, что если живыми останемся, нас, наверное, на руках будут носить. И сегодня я чувствую те руки, Божии руки и руки Церкви».

 

Екатерина Ефимович

Фото: Олег Дыбов