Богородичный придел Храма-памятника украшают мастера из Палеха

Еще один придел храма-памятника в честь Всех Святых украшают мастера из российского Палеха. Почему же не наши, отечественные? — Пригласив палешан, мы не преследовали цель в чем-то соригинальничать — отнюдь, — говорит настоятель Всехсвятского прихода протоиерей Федор Повный. — Задача была другая: показать иные традиции иконописи, резьбы, чтобы отечественное искусство украшения храмов получило новый толчок.
Чтобы белорусские мастера, художники-иконописцы, резчики по дереву не ездили куда-то в дальние края в поисках образцов, а увидели все это здесь, на нашей земле. Расчет оказался верным.

Всего за четыре месяца специалисты мастерской «Палехский иконостас» обустроили первый из трех приделов храма-памятника — Предтеченский. Причем пока одна бригада художников выполняла в Минске роспись стен, другая дома в Палехе писала образа, резчики изготавливали из древесины драгоценных пород престол и жертвенник для алтаря, киоты, лавки для прихожан и прочую утварь. И конечно, иконостас. Все его элементы, включая резные детали из красного дерева, собрали в блоки, упаковали и привезли в наш город. Здесь потребовалось лишь сложить их, как кубики, скрепить друг с другом, вставить иконы, заделать швы и подправить позолоту.

В праздник Николая Чудотворца, 19 декабря 2010 года, состоялось освящение Предтеченского придела, и сюда ступили прихожане. Первая литургия в новых стенах.
— Спасибо Тебе, Боже, что сподобил видеть эту красоту, — тихонько шепчет, крестясь, старушка.
— Великолепно, правда? — словно вторит ей Владыка Филарет в конце богослужения. — Но какой труд за этим стоит! Да умножит Господь таланты и духовные силы всех тружеников, прилагающих свое умение, чтобы наши храмы так блистали!
В числе этих одаренных людей знакомцы «Минского курьера», удостоенные в тот день церковных наград: руководитель мастерской «Палехский иконостас» Анатолий Влезько и главный художник Наталья Влезько.

И вот палешане снова работают во Всехсвятском.
— Придел, который мы сейчас оформляем, посвящен иконе Божьей Матери «Утоли мои печали», — рассказывает Наталья Влезько. — Образ встречает нас в витраже над входом. Тема Богородицы задает колорит стенной росписи и общее настроение. Тона нежные, легкие в сочетании нежно-голубого, белого и темно-вишневого — цвета омофора Пресвятой Девы. Если посмотрим основные сюжеты, начиная со свода, то в центре увидим Господа-Вседержителя с благословляющим жестом. Этот образ самый крупный, кульминационный в храме. Он взирает на нас сверху как всевидящее и всезнающее Божество. В так называемых парусах — треугольниках, расходящихся от купола, — традиционно помещены символы четырех евангелистов: ангел (Матфей), лев (Марк), телец (Лука) и орел (Иоанн). Над иконостасом — Троица как символ триединого Бога, а с противоположной стороны, над балконом, Распятие. Двигаясь по часовой стрелке от иконостаса увидим в верхней части храма изображение евангельских событий, предшествовавших Распятию и последовавших за ним. Омовение ног ученикам на Тайной вечери, моление о чаше, несение креста. А затем снятие с креста, положение во гроб, жены-мироносицы у Гроба Господня. Ниже по стенам — сюжеты, посвященные чудесам, совершенным Христом при Его земной жизни, притчам, которые Он рассказывал. Это, к примеру, пир в Кане Галилейской, где по просьбе Богородицы Господь претворил воду в вино, проклятие смоковницы, притча о блудном сыне…
Палехские мастера применяют в Минске технику стенной живописи по сухой штукатурке акриловыми красками.
— Они наиболее современные, долговечные, прогрессивные в технологической цепочке, — говорит главный художник. — Используем продукцию одной весьма известной строительной фирмы, которая предоставляла краски для стенописи в Доме милосердия и рекомендована нам отцом Федором. Во Всехсвятском храме мы впервые стали работать с этим брендом, и у нас претензий нет. Акриловых красок сейчас много, но изделия каждой фирмы имеют свои нюансы. Плюс они друг с другом не дружат. Мы, к примеру, привозили сюда краски, которыми пользовались раньше. Пробовали смешать с новыми — ничего не вышло, собираются хлопьями. Ну и штукатурка под роспись нужна того же производителя, иначе живописный слой не ложится.
Чтобы было удобней работать под сводами, палешане привезли из дому специальные складные столы, длиной 1,7 метра. Поднимают их на леса — и на самой верхотуре можно управляться с кистью и красками лежа. А главный художник, как капитан команды, глядя в бинокль, замечает мельчайшие штрихи: где что подправить или изменить.
Что касается иконостаса, то по сравнению с Предтеченским приделом концепция совершенно иная, поясняет Наталья Влезько. Если в первом случае мастера старались сохранить текстуру драгоценного красного дерева, покрыв его лишь тончайшим слоем прозрачного лака, то в приделе Богородицы иконостас окрасят в молочно-белый цвет, а резьба будет золоченой. В том же стиле выполнят престол в алтаре, киоты для икон вокруг столбов, а на балконе — беседку под резной сенью.
В Беларуси палешане оформили еще две церкви — в Дудутках, что неподалеку от Минска, и в деревне Бычиха Витебской области. А вообще за 16 лет существования мастерской «Палехский иконостас» ее специалисты обустроили не одну сотню храмов. Какой заказ был самым интересным?
— Всякий храм — это детище, ребенок, которого нужно выносить, родить, пустить в люди, — признается Наталья. — И потом следить за тем, как он поведет себя дальше… Ведь срок гарантии, который даем на нашу работу, пожизненный. То есть, пока мы живы, пока существует мастерская.
— Храмы нужно строить так, чтобы ремонта не потребовалось до второго пришествия, — считает настоятель Всехсвятского прихода протоиерей Федор Повный.


Татьяна БАТЮК
Фото Тамары ХАМИЦЕВИЧ